Седат Игдеджи, Sedat Igdeci, Cedat Igdeci, Bekir Igdeci, Lidiya Igdeci, Elizaveta Igdeci

[Из песочницы] История одного программиста с биполярным расстройством

?v=1 - [Из песочницы] История одного программиста с биполярным расстройством

Привет, Хабр! Мне 33 года и у меня биполярное аффективное расстройство (БАР). В настоящее время тема психических расстройств все еще покрыта стигмой, поэтому я считаю нужным поделиться своей историей, чтобы тех программистов из нас, у которых есть ментальные отклонения, воспринимали такими как мы есть без предрассудков. Да и вообще это касается всех людей, а не только программистов. Да, мы не такие нормальные люди, как все, но и большая часть стереотипов в отношении нас по-правде говоря не обоснована. С психическим расстройством можно жить, и даже добиваться успеха в жизни. Многие люди даже не догадываются, что у меня БАР до тех пор пока я им это не скажу. Ну и даже после того, как я им сообщаю о своем диагнозе, они выражают сомнение в этом, так как знают меня исключительно с одной стороны.
Считается, что среди больных БАР довольно высокий процент самоубийств, поэтому страховые компании отказываются страховать их жизнь. Сложно сказать, планируются ли такие самоубийства заранее или они происходят спонтанно в силу того, что мозг больного в моменты кризисов воспринимает окружающую действительность иначе. Недавно в семье родственников моих друзей, произошел несчастный случай. Глава семейства, который был болен БАР, прыгнул с 8-го этажа больницы и разбился. Да, это произошло на приеме у психиатра, к которому он пришел добровольно. Парадокс за&#1082
;лючался в том, что доктор, который был призван лечить пациента с БАР, нагнетал ситуацию и довел его до самоубийства: вначале доктор спровоцировал приступ гнева, а затем попытался запугать больного, вызвав полицию. От такого давления пациент не выдержал и выпрыгнул в окно. Стоит отметить, что погибший в прошлом был пилотом, поэтому высота его нисколько не пугала. Сложно представить, что было у него на уме, но очевидно в силу искаженного восприятия он не подумал о последствиях.

Еще считается, что биполярное расстройство — это нарушение психики, которое делает человека высокопроизводительным. Илон Маск считает, что у него может быть БАР, это и не удивительно, ведь были случаи, что Илон чуть ли не круглосуточно работал на заводе Tesla. И вроде бы это дало свои результаты. Да что там Илон Маск, Уинстон Черчилль, Людвиг ван Бетховен, Эрнест Хемингуэй, Исаак Ньютон, и даже Моисей могли быть диагностированы современной медициной как люди, имеющие БАР. Стоит только вспомнить, как Моисей разбил Скрижали Завета, когда узнал, что еврейский народ, вышедший из Египта отлил себе золотого тельца для поклонения ему в то время, как пророк получал те самые скрижали. Впрочем, согласно Талмуду — эта история имеет также и рациональное объяснение.

Мания

В простонародье больных БАР называют маньяками, маньяк — это не тот, кто поджидает девушек в темных подворотнях (хотя и такое тоже может &#1
073;ыть), а тот, кто переживает очередную фазу биполярного аффективного расстройства (БАР) — манию. Если вкратце, то мания сопровождается подъемом настроения, повышенной трудоспособностью, желанием “свернуть горы”, нарушениями сна и аппетита, изменением либидо. В какой-то момент может наступить изменение восприятия окружающей действительности, и в конечном счете психоз. Мания может длится от нескольких дней до нескольких месяцев. Я встречал человека, который жил год в состоянии мании, прежде чем оказался в больнице.

Ощущение мании приятно: вначале чувствуется легкая эйфория, желание творить, работать над новыми проектами: в моем случае это были стартапы, над которыми я работал в свободное время или книги, которые я писал. Мания буквально затягивает — забываешь обо всем: о еде, о сне и устремляешься к своей цели. В какой-то момент перестаешь ощущать этот мир материальным, понимаешь, что тебя окружает огромное количество информации. Органы чувств и мозг начинают работать по-другому: воспринимаешь тончайшие оттенки цвета, запаха, и звука. Создается такое впечатление, что попал в сказку. Казалось бы привычные вещи обретают новый смысл. Во всем этом обилии информации мозг начинает выделять скрытые послания, связывать несвязанные вещи воедино. Кроме того, к тебе начинают проявлять интерес посторонние люди, и каждый посторонний становится интересен тебе, в о&#1089
;обенности если он противоположного пола. Материальные ценности теряют свою материальную составляющую, отношение к деньгам — как к набору цифр, поэтому довольно сложно остановиться и не потратить крупную сумму денег на вещи, которые тебе совершенно не нужны. Так, я чуть не купил бриллиантовое колье для моей жены за N тысяч долларов, но транзакция к счастью была отклонена банком.

В моем случае ситуация усугублялась тем, что ночью я чувствовал тревогу и поэтому не спал по-нескольку дней, а в такой ситуации мозг начинает работать в режиме между сном и бодрствованием, и поэтому интерпретирует поступающие в него сигналы иначе. Это приводило если не к галлюцинациям, то к деллюзиям (бреду), что сказывалось на моем поведении, и порою довольно опасному. Я мог мчаться на огромной скорости на авто, считая, что таким образом я выпрямляю искривления пространства вызванного средневековыми ведьмами. Иногда я шел пешком в соседний город, скрываясь от воображаемой опасности, это занимало у меня несколько часов, а по пути я встречал довольно много странных людей: таких же маньяков как и я, пьяных молодых людей, безумных священников, бомжей, масонов-гомосексуалов, любителей травки, и прочих маргиналов. Бывало так, что прохожие угощали меня пивом или я останавливался в круглосуточных кафешках и без труда получал бесплатный кусок пиццы или колу. Ощущение времени и пространс
тва менялось настолько, что мне казалось, что я путешествую в космосе или пользуюсь порталами для перемещения во времени и пространстве. Впрочем некоторые мистические вещи случались по-настоящему, но они относились скорее к психологии, чем к физике.

Депрессия

Для полноты картины, стоит отметить, что я живу рядом с одним из мегаполисов в США и поэтому на фоне прочих сумасшедших я не казался окружающим таким уж странным. Даже на работе мое поведение не вызывало каких-либо вопросов, до того момента как я оказался в больнице. Первым, кто почувствовала неладное была моя жена. Это случилось после одного инцидента, который произошел со мной вскоре по приезду в США. Если до этого инцидента, у меня были признаки биполярки особенно в студенческие годы: чередующиеся мании и депрессии, перепады настроения в течении дня, способность не спать по нескольку дней, повышенная работоспособность, то после этого инцидента все это только усилилось на достаточно длительный срок. Сейчас я вроде-как относительно стабилен, но прошедшие четыре года для меня были раем и адом. За это время я был госпитализирован пять раз, госпитализация в среднем длилась около недели, но по выписке из больницы меня вскоре настигала депрессия: я начинал курить сигареты, забрасывал свои проекты, близкие и друзья видели во мне овоща, а не того веселого и энтузиастичного парня, что был до этого. Я заедал свое горе нездоровой пищей, спал по многу часов в день, и практически ничем не интересовался. Депрессия могла длиться несколько месяцев или даже пол-года. Я очень страдал, а мозг отказывался соображать, что даже в голову не лезло ни одной интересной идеи.

Причины, т
риггеры, течение болезни

Никто точно не знает причин биполярного расстройства, возможно это передается по наследству, возможно это связано с особенностями воспитания или пережитыми травмами, зато все доктора сходятся в триггерах БАР, а это:

  • Стресс
  • Недостаток сна
  • Прием психотропных веществ

В моем случае цикл происходит примерно так: я чувствую легкую эйфорию, энтузиазм, придумываю себе очередной проект, планирую дел во много раз больше, чем могу реализовать, пытаюсь успеть сделать все то, что запланировал, сплю по 5-6 часов в сутки, воспринимаю мир совершенно по-иному, углубляюсь в какое-нибудь эзотерическое учение, становлюсь вегетарианцем, бросаю курить, ощущаю в себе новые способности (иногда и вправду происходили необъяснимые вещи), ввязываюсь в конфликты, которые очень резко переживаю, окончательно теряю сон, вхожу в фазу психоза. Ну а дальше возможны варианты: либо я попадаю в больницу (если ситуация очень тяжелая — в одном случае была вовлечена скорая, а в другом пожарная служба и полиция), либо пытаюсь выкарабкаться самостоятельно: обычно помогает взять небольшой отпуск и хорошенько выспаться. Дальше начинается хандра, а затем депрессия. В какой-то момент депрессия заканчивается и мир становится для меня обычными, как будто ничего и не происходило. Интерес к предыдущим проектам полностью пропадает, зато появляется интерес к обычным вещам.

Лечение

Лечение обычно бывает двух типов: медикаментозное и психотерапевтическое. Медикаментозное лечение, обычно эффективно для острых фаз, чтобы ослабить симптомы, а психотерапия занимается тем, что учит пациента диагностировать свое состояние и предпринимать меры, еще до наступления тяжелых последствий. Медикаментозное лечение работает хорошо в краткосрочной перспективе, а психотерапевтическое — в долгосрочной.

Проблема медикаментозного лечения заключается в том, что нет универсального препарата, который действовал бы эффективно для всех людей, поэтому врачи часто назначают несколько препаратов одновременно. Все осложняется тем, что у каждого препарата огромный список побочных эффектов, которые едва можно уместить на странице А4 мелким шрифтом.

Как программист, я вижу огромный недостаток такого подхода: назначая несколько препаратов одновременно, сложно определить тот самый препарат, от которого возникает побочный эффект, а также тот препарат, который приносит пользу. Кроме того, во многих случаях теория и практика расходятся. К примеру, на своем опыте я чувствую, что доза, которую мне назначил врач, очень большая и меня от нее сильно клонит в сон, что я даже с трудом могу концентрироваться на работе в течении дня, а когда принимаю половину дозы, то чувствую себя намного лучше. Врач же говорит, что та, доза, что я принимаю — маленькая и не долж&#1085
;а в теории работать, поэтому назначает новое лекарство, от которого у меня возникает паническая атака. А от одного лекарства, у меня повысилась световая чувствительность (возможно просто расширились зрачки) и были дикие боли в глазах и во всей голове, что я едва дошел с работы домой. За все время я перепробовал около десятка различных препаратов и только на два у меня нет выраженных побочных эффекта, ну кроме того, что я толстею.

Кстати, причина, по которой меня госпитализировали в первый раз — было как раз именно неправильно назначенное медикаментозное лечение. Доктор (один из наших иммигрантов кстати) прописал мне три разных препарата, и от одного из них у меня началась паническая атака, что я начал вести себя не совсем адекватно. Мой родственник хитростью заманил меня в больницу, а врачи решили, что я представляю угрозу себе или обществу и оставили меня в больнице на неделю. Впрочем, в штате, где я живу из больницы можно было выписаться “against medical advice”, но для этого нужен человек, который тебя из больницы заберет, а поскольку все хотели от меня отдохнуть, меня забрали только через неделю.

Больница — адок еще тот, тебя пичкают препаратами, от этого ты превращаешься в овощ, хочется все время спать, но тебя заставляют ходить на всякие терапевтические группы и занятия. Это просто мука. Кроме того, все это время ты окружен большим числом сумасшедших, у которых дела обстоят еще х&#
1091;же, чем у тебя самого. Дату, когда тебе выписываться назначает доктор, и поэтому тебе приходится за ним бегать, чтобы доказать, что тебе стало лучше и ты уже готов к нормальной жизни. Появляется единственная цель в жизни — быстрей выйти из этого ада на свободу.

Со временем у меня выработался “иммунитет” к лекарствам, ну или по крайней мере понимание, что мое ощущение вызванное препаратами — это побочный эффект, и имеет временную природу и оно рано или поздно пройдет.

В долгосрочную эффективность лекарств я не верю: даже когда я принимал минимально необходимую дозу лекарства регулярно, бывало такое, что мне становилось плохо, что врач советовал госпитализацию. А от большой дозы меня все время тянет в сон и я не могу справляться с повседневными задачами. С другой стороны я пробовал жить вообще без лекарств и смог продержаться почти два года без госпитализации — это довольно большой срок, что даже мой психотерапевт был удивлен.

Психотерапией я занимаюсь регулярно на протяжении трех лет, в моем случае — это CBT (cognitive behavioral therapy), ничего особенного, просто рассказываю психотерапевту то, как прошла очередная неделя, а он пытается анализировать, что со мной происходит и иногда даже выдает интересные вещи. По-началу, когда я был молод и неопытен, такая терапия очень помогала. Я научился понимать свои триггеры и то, как протекает моя болезнь, а также то, как можно себе помочь. Психоте&
#1088;апевт также помогал мне с житейскими вопросами и реалиями новой для меня страны. Сейчас психотерапия для меня возможно и не дает более глубокого понимания себя, но поскольку страховка ее полностью покрывает, то я от нее не отказываюсь.

Психотерапия похожа на вдумчивую отладку программы, в то время как медикаментозное лечение похоже на костыль, который возможно и заставит программу работать в одних условиях, но поломает ее в других. Во многом, конечно это зависит от доктора. К счастью я нашел хорошего психиатра, который не спешит ставить на мне эксперименты, а внимательно читает результаты анализов, и относится ко мне с уважением, что довольно большая редкость в США. Половина из медперсонала была действительно высоко квалифицирована и имела долгий опыт работы. Оставшаяся половина просто делала свою работу и беспокоилась о своем собственном благополучии, нежели о пациентах.

Особенность БАР, в том, что полноценного лечения не существует, врачи не верят что от биполярки можно излечиться, но считают, что можно научиться держать болезнь под контролем. Есть люди, которые научились обходиться без госпитализации и медикаментозного лечения путем полного изменения своей жизни: отказ от наркотиков, переход на вегетарианство, изменение круга общения, удаление токсичных людей из списка знакомых. Есть и те, которые не смогли дожить до этого и сорвались.

О&#1090
;ношение к людям с БАР

Как я уже и говорил, многие люди могут и не догадываться о наличии у больного такого диагноза. Распространенность БАР составляет около половины процента, так что если у вас 400 друзей, то у двух из них может быть диагностировано биполярное расстройство. У многих моих знакомых есть (или был) еще один знакомый, у которого было диагностировано биполярное расстройство.

На своем опыте я не ощущал какого-либо негативного отношения ко мне в повседневной жизни. Я обычно приветливый и дружелюбный, обладаю лидерскими качествами. Меня ценят, как сотрудника, и любят, как члена семьи. О БАР я стараюсь не говорить на работе и среди знакомых, но иногда могу поделиться с теми, кому доверяю, как правило люди относятся с пониманием и не задают лишних вопросов.

В состоянии мании, хочется поделиться какими-то идеями с окружающими, но обычно я решаюсь рассказать о них только своим родственникам. Жена уже к такому привыкла, родителей это по-началу пугало, сейчас вроде тоже начинают к привыкать. Лучший способ поделиться идеями — это написать книгу. Если идеи бредовые, то это можно выдать за фантастику или фэнтези. Так одна из моих книг набрала 14 положительных оценок на Litres.ru со средним рейтингом в 4.8 балла.

В моменты кризисов человека с БАР, можно ранить неуместным комментарием, или каким-либо наездом, или даже заставляя его что-то сделать. Его нервная система и так уже истощена, а в дополнению &#
1082; этому добавляется лишний стресс, что приводит к эффекту снежного кома. Если вы знаете, кого-то с БАР, кто переживает кризисную ситуацию, лучше всего порекомендовать ему/ей взять отпуск, выспаться, сходить к психотерапевту. Очень помогает прогулки на природе, творчество, приготовление вкусной еды.

Выводы

БАР — это интересная болезнь, причины которой не изучены, а полноценного лечения от которой не существует. Впрочем, при правильном подходе можно научиться с ней справляться. Среди больных БАР довольно много талантливых и известных людей, которые двигают нашу цивилизацию к прогрессу, но также масса людей, ничем не выделяющихся. Среди ваших знакомых наверняка есть несколько человек, у которых диагностирован БАР, а вы об этом даже не знаете. Больные БАР обычно не представляют особой угрозы обществу, но способны нанести вред себе в моменты кризисов, в эти моменты они уязвимы и им требуется покой и лечение. Биполярникам довольно тяжело справляться с монотонной работой, зато они умеют мыслить нестандартно и способны на подвиги, после которым им требуется полноценный отдых.

info@mustanhost.by
8.00-20.00
Седат Игдеджи, Sedat Igdeci, Cedat Igdeci, Bekir Igdeci, Lidiya Igdeci, Elizaveta Igdeci