Как пропаганда управляет нашей любовью

0

Рассказываем, кто сосватал миру сигареты, бекон и социальную справедливость


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Привет, это КОМРЕДА: истории. Вообще мы агентство контент-маркетинга, а истории рассказываем так, для души.

Любить — это здорово. Но что, если наша любовь — результат работы хитрого пиарщика? А конкретно Эдварда Бернейса — отца современного пиара, дважды (!) племянника Фрейда и случайного вдохновителя Геббельса.

Сегодня расскажем о пяти случаях, когда медиатехнолог навязал любовь миллионам людей. Это ли не лучшая тема в День всех влюблённых? Ну и чтобы стало совсем жутко, мы сделали тематические валентинки.

Бернейс заставил всех плакать над социалкой, чтобы продать билеты на Бродвей

В 1912 году актёр Ричард Беннет пытался собрать деньги на постановку пьесы «Испорченные товары» о жизни проституток с сифилисом. В пуританской Америке такие темы были табуированы, поэтому денег никто не давал.

За этот проект Бернейс, тогда ещё только начинавший карьеру, взялся бесплатно — ради опыта и связей. Сперва он выпустил хвалебную статью о пьесе в одном из медицинских журналов, в которых подрабатывал. В ней Эдди поблагодарил авторов пьесы за популяризацию тем опасности венерических болезней.

Почва была готова — оставалось закрепить имидж важного социального высказывания чем-то покрупнее. Для этого Бернейс учредил благотворительный фонд, чтобы бороться с социальными проблемами, связанными с сексом. Членский взнос сделал 4 доллара, всем участникам полагался билет на тот самый спектакль о проститутках. Первые приглашения вступить в фонд Эдди послал нью-йоркской богеме.

Богачи клюнули на наживку Бернейса: всего за 4 доллара им предлагали купить образ филантропов-правдорубов. Среди донатеров были Джон Рокфеллер, Франклин и Элеонора Рузвельты, а ещё те самые религиозные деятели, которые вроде бы должны были ополчиться на проект. А после лидеров мнений фондом заинтересовались и массы. Так спектакль сорвал кассу и попал на Бродвей.


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Любите плотные завтраки? Кажется, на вас кто-то заработал

В середине 1920-х годов один из крупнейших производителей бекона Beech-Nut Packing Company обратился к Бернейсу, чтобы — ну дела! — увеличить продажи бекона. Эдди подумал, что хорошо бы сделать продукт частью ежедневного рациона американцев — например, заменить им кашу, которую обычно ели на завтрак в то время.

Он пошёл к знакомому врачу и попросил его разослать коллегам опрос: «Какой завтрак полезнее — лёгкий или плотный?» Потом он собрал статистику, зафиксировал почти абсолютную победу «плотного» варианта и пустил эту новость во все газеты. Делов-то.

Врачи тогда были в большом почёте: культура плотных завтраков тут же взлетела в небеса, потащив за собой продажи бекона и яиц — двух продуктов, больше всего ассоциирующихся с плотными завтраками. С тех пор американская мечта об идеальном завтраке пахнет именно так — холестериновым угаром.

И всё благодаря манипулятивному вопросу про плотный завтрак. Ни один врач не скажет, что бекон полезнее каши. А что плотный завтрак лучше легкого — да пожалуйста.


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Русский балет любят во всём мире. Неспроста…

В 1916 году Сергей Дягилев готовился к первому турне своего балета по США. Американцы тогда не слишком разбирались в балете и считали балерин кем-то вроде стриптизёрш, а балерунов кем-то вроде стриптизёров. И геев. Короче, танцы были не в моде — пока не появился Бернейс.

В рамках подготовки к турне Эдди начал пушить темы танцев и балета в медиа, а чтобы журналисты охотнее публиковали его статьи, без проблем соглашался искусственно удлинять «неприличные» юбки балерин на фото. Ему и без этого было чем привлекать внимание — например, Бернейс вбросил на передовицу Washington Times фотографию балерины Флоры Ревальес с коброй, заявив, что танцовщица учится у змеи «движениям Клеопатры» (ну вы знаете, ох уж этот балет…).

Ещё больше шороха в СМИ навела провокационная статья Бернейса «Стыдятся ли американские мужчины быть изящными?». Она спровоцировала дискуссию о танцах как атрибуте новой маскулинности. Под флагом борьбы с предрассудками Эдди начал договариваться с популярными брендами одежды, чтобы те производили больше моделей, напоминающих балетные костюмы.

Скоро это дало свои плоды: к приезду балетной труппы в нью-йоркских доках собралась целая толпа. Как хороший пиарщик, Эдди знал: когда продукт набирает ажиотаж, нужно не радоваться результатам, а фотографировать и рассылать по СМИ — чтобы возвести хайп в квадрат. Конечно, так и произошло: успех «Русским сезонам» был обеспечен.

В общем, на волне борьбы с гендерными стереотипами Бернейс просто разогнал ещё один идеологический хайптрейн — просто чтобы навариться на продаже сникерсов в его тамбуре. И теперь весь мир любит знаменитый русский балет.


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Под видом феминизма женщинам продали рак лёгких

В начале двадцатого века женское курение в США было не в фаворе — настолько, что во многих штатах даже преследовалось по закону. В Нью-Йорке, например, курить дамам разрешалось, но только «у себя дома за закрытыми дверями».

Настроения в обществе мало мешали табачным гигантам мечтать о женской аудитории, это ведь половина страны! Первым женщин решил привлечь Philip Morris — бренд поставил всё на идею «эстетичного курения». Это принесло некоторые результаты, но, в общем-то, не сильно поменяло мнение общества. Тогда за дело взялась марка Lucky Strike, завербовавшая для этих целей Бернейса.

Раздумывая, как подступиться к задаче, Эдди решил спросить совета у друга своего дяди Зигмунда — психоаналитика Абрахама Брилла. Сначала Эдди выслушал мощный спич про оральную фиксацию у женщин. После, впрочем, Брилл подал ещё одну идею: что если сигареты для современных женщин — это «факелы свободы», символизирующие их равенство с мужчинами?

В 1929 году Бернейс заплатил группе женщин за то, чтобы во время пасхального парада в Нью-Йорке они публично курили сигареты. Феминистка Рут Хейд считала это символом протеста против гендерного неравенства и призвала единомышленниц присоединяться к акции за эмансипацию женщин. Фотографии получились что надо, а смысловая рифма с факелом в руке Статуи Свободы довела композицию до идеала.

Акция «Факелы свободы» стала новостью федерального масштаба и обессмертила имя Эдди на страницах учебников по массовым коммуникациям. Если в 1923 году на женщин приходилось только 5% рынка сигарет, к 1935 году этот показатель увеличился до 18,1%, а к 1965-му — до пиковой точки в 33,3%. Таким он оставался до 1977 года, пока снова не начал идти на спад.

Наверное, кто-то наконец заметил этот жуткий кашель.


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Тебя убьют страшные коммунисты! Кстати, купи банан

В 1917 году американская компания United Fruit стала торговать бананами.

United Fruit была настоящей корпорацией зла, чего вообще-то не ждёшь от фруктовой компании. Она эксплуатировала коренных жителей, чтобы собирать бананы. Условия труда были адскими.

Эта же компания водила экскурсии в Центральную и Южную Америку. Гостям круизов показывали райские условия труда на плантациях и до блеска вылизанные кусочки тропиков с «пиратскими тропами», по уровню своей срежиссированности напоминающие «Диснейленд» или шоу «Голос» на Первом. Короче, дела шли хорошо.

А потом в 1950 году в Гватемале, где United Fruit держали заметную долю активов, к власти пришёл Якобо Арбенс, принципиально недовольный превращением своей страны в банановую республику. Арбенс провёл аграрную реформу и отнял у компании все земли и предприятия, которые она когда-то скупила у местных. Также президент заставил United Fruit в два раза увеличить зарплаты.

Компания обиделась на Арбенса и позвонила настоящей звезде манипуляций общественным мнением — Эдварду Бернейсу. Раньше Эдди уже работал в политике, например, активно подсвечивал отдельные истории героических подвигов американцев в Первой мировой, чтобы отвлечь внимание от количества погибших. В этот раз его задача была проще: нужно было всего лишь полностью дискредитировать движ нового президента Гватемалы.

В отличие от предыдущих проектов Бернейса, которые так или иначе вступали в резонанс с общественными настроениями, здесь всё сводилось к банальному обману средней степени гнусности. Масштабная кампания Бернейса представила Арбенса прокоммунистическим лидером, настраивающим страну против США. А дальше маккартизм сделал своё дело.

Была и своя вариация «круизов» — Бернейс массово организовывал пресс-туры для иностранных СМИ, в которых подставные «гватемальские политики» убеждали журналистов, что Арбенс — коррупционер и милитарист.

Параллельно схожие тезисы продавливались и в высшие круги американской политики, страдающие от неврозов холодной войны. Это было нетрудно, благо, родным братом одного из совладельцев United Fruit был директор ЦРУ, а держателями акций компании — президент Эйзенхауэр и несколько других чиновников первого эшелона.

В итоге всё дошло до полноценного госпереворота под косвенным руководством ЦРУ. Новый президент с радостью вернул United Fruit все их привилегии, сорвав аплодисменты в New York Times, а Арбенса, заранее ушедшего в отставку из-за угроз, пресса до конца дней заклеймила «Красным Якобо».

«Страшные коммунисты» проиграли, а банановый бизнес расцвёл.


                    Как пропаганда управляет нашей любовью

Любовь можно сконструировать

Иногда ради денег люди искусственно создают любовь: к страждущим, к идеологиям и ценностям и даже к бекону по утрам.

Многое из того, что мы любим, — результат успешных манипуляций. Плохо это или хорошо? Да Бернейс его знает.

Кто-то скажет, что искусственно созданное чувство — это обман. Другой скажет, что это обман во благо. Решать вам. А мы скажем вот что:

Любите людей — это точно по-настоящему.

Если вам понравился текст, вы можете заказать такой для своей компании. Мы в агентстве КОМРЕДА создаём медиа, блоги, спецпроекты, соцсети и многое другое.

А в телеграм-канале рассказываем, как выстраивать прибыльный контент-маркетинг.

6.5K показов 666 открытий

Источник: vc.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.