Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

0


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

За последние полтора года ландшафт российского IT-рынка сильно изменился: большое количество специалистов уехало за границу, с российского рынка ушло много западных заказчиков, а еще появились санкции, которые сильно осложнили работу с клиентами за рубежом. В таких условиях некоторые агентства решили релоцировать: полным составом или хотя бы отправив за рубеж какую-то часть сотрудников.

Мы, редакция тендерной площадки Workspace, в очередной раз пользуемся нашей киллер-фичей. А именно – email-рассылкой по digital-агентствам, зарегистрировавшимся на нашей площадке. В этот раз мы адресовали вопросы агентствам, которые полностью или частично релоцировали за рубеж.

Что мы узнавали:

  • какие сложности появились в работе агентства из-за переезда и как с ними справлялись;
  • как и за чей счет была организована релокация;
  • было ли оправдано решение агентства и сотрудников о переезде;
  • открылись ли компании новые возможности за счет релокации;
  • есть ли у релоцировавших агентств клиенты за рубежом и какие они видят перспективы в ориентировании на западный рынок;
  • переезжают ли их сотрудники за рубеж прямо сейчас, вернулся ли кто-то из них обратно и планируют ли они возвращаться в полном составе компании.

Если вы представляете digital-агентство, точно читайте статью – чужой опыт пригодится. Если не представляте – все равно читайте, потому что узнаете о реалиях жизни IT-специалистов за рубежом. Если у вас есть злободневные вопросы или темы, которые мы могли бы раскрыть в последующих интервью – пишите их в комментарии, интересные идеи станут следующими статьями 🙂

Мы начинаем!

Какие сложности появились в работе агентства из-за переезда сотрудников за границу? Как вы с ними справлялись?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

Принципиальных сложностей по взаимодействию с сотрудниками не возникло, поскольку мы были научены ковидом. К моменту, когда началась мобилизация и многие стали уезжать, у нас все процессы уже были ориентированы на удаленную работу. Нам и до 2022 года было не важно, откуда работает человек – лишь бы у него был стабильный интернет.

Были моменты, связанные с оформлением людей. Было непонятно, что с потерей резидентства и как это влияет на выплату зарплат. Поэтому мы трепетно ждали новых законов и пояснений от юристов, переоформляли людей. Но с 2024 года нерезиденты, по сути, приравниваются к резидентам. Так что эта проблема тоже у нас отпадает.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

Больших сложностей при этом нет, трудности возникают только с оплатой труда. В связи с тем, что 50% наших сотрудников проживает за рубежом. Они хотели бы получать заработную плату не в рублях, а в другой валюте: например, в евро или долларах. Сложность в том, что нужно сбалансировать зарубежные и российские потоки, но получается это не всегда. Однако мы сейчас занимаемся решением этого вопроса.

Что касается разных часовых поясов, то я сейчас живу в Тайланде, где время на 4 часа позднее московского. Я привык и мне комфортно. В отличие от России, у меня свободное время с утра, а не вечером, как это обычно бывает. Адаптация прошла быстро.

Важный момент – я за асинхронную коммуникацию. Так как у нас самоорганизация, все работают в соответствии со своими предпочтениями: кто-то раньше, кто-то позже. Асинхронная коммуникация в этом помогает. Это значит, что на созвонах и встречах не требуется одновременное присутствие всех, не нужно ждать ответа прямо сейчас. По моему мнению, асинхронная коммуникация наиболее эффективна для результата, потому что она требует меньше времени на коммуникацию. Соответственно, больше времени остается на работу.

На данный момент уже приблизительно 50 % наших сотрудников работает из-за рубежа. Ребята сами выбирают, где они хотят жить. Вот, например, наш специалист по SMM, Маша Чебыкина каждый месяц меняет страну – ей так больше нравится. За последние пару лет она посетила 20 стран и более 40 городов. Поскольку у нас самоорганизация, все сами устраивают свой рабочий процесс.

Сергей Прусс, СЕО маркетингового агентства Serenity

К удаленной работе нас здорово подготовила пандемия. Тогда мы ушли на обязательную удаленку, а после послаблений решили оставить добровольную. Получилось выстроить процессы так, чтобы качество работы не страдало.

Все собрания перешли в онлайн и остаются в нем до сих пор. Клиенты обычно устраивают созвоны в Zoom: они уже тоже привыкли к удаленке, а некоторые и сами сейчас не в России.

Технических и организационных проблем давно не возникает: каналы связи налажены, доступы к ресурсам выдаются, никто не пропадает без вести. Но не хватает личного человеческого общения: все-таки, значимость очных совещаний и групповых корпоративов никто не отменял.

Илья Рыжов, Key account manager, Студия Oneway

Мы, как IT-компания, столкнулись с вызовом перехода к удаленной работе в период пандемии, и в этот же момент начали расширяться, привлекая сотрудников из разных стран. Сложности синхронизации из-за разницы во времени были, но мы успешно их преодолели за несколько месяцев.

В 2020 году мы открыли филиал в Литве, а уже в 2022 году литовский офис стал штаб-квартирой для нас. Сейчас у нас кроме офиса в ЕС есть отделы разработки в Беларуси и России, но основной штат сотрудников распределен по всему миру и работает удаленно.

Alex Pozhar, CFO at Attico.io

Как мы выяснили, никто особо не испытывал проблем, связанных с разъездом сотрудников. Напротив, уменьшение созвонов провоцирует рост асинхронной коммуникации, которая более эффективна для деловых обсуждений. Ковид научил всех работать удаленно, особенно специалистов из digital-отрасли.

Но то, что все привыкли работать на дистанционке – это одно дело, а как они вообще до туда добрались? В какой период они переезжали – до или после мобилизации? Вкладывались ли агентства в переезд сотрудников или те тратили личные средства? Смотрите далее.

Как была организована релокация сотрудников за рубеж? Вы помогали вашим кадрам с поиском жилья или другими организационными процессами, или это была их инициатива и задача?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

У нас был релокационный пакет и он менялся. Когда всё началось, у нас был довольно прикольный релпакет. Мы оплачивали уезжавшим сотрудникам переезд, также оплачивали первый месяц квартиры и мы еще давали сверху оклад. Тогда люди переезжали по-одному: не системно, не пачками.

Когда случилась мобилизация, людей надо было вывозить пачками и мы этот пакет урезали. Если память не изменяет, мы оплачивали перелет, а еще дополнительно сняли квартиру в Ереване. Это было то, что мы точно гарантировали. В Ереване мы сняли четырехкомнатную квартиру, туда свозили людей на первое время. Такой хаб у нас там был.

Павел Вичев, CEO Cedro

Сотрудники сами принимают решение о релокации по личным причинам, мы им в этом не препятствуем и по возможности помогаем. Как минимум, они могут брать с собой рабочую технику, чтобы не испытывать проблем в работе. В отдельных случаях помогаем финансово: даем деньги в беспроцентную рассрочку на билеты и первое время в другой стране.

За последние полтора года сотрудники жили в Армении, Узбекистане, Испании, Турции и в разных городах России. Кто-то все еще остается за границей, кто-то уже вернулся – у всех личные причины, каждый решает сам.

Новых клиентов релокация сотрудников пока не принесла, мы и не преследовали таких целей. Но будем только за: у нас уже есть успешный опыт работы с компаниями из Белоруссии и Азербайджана.

Илья Рыжов, Key account manager, Студия Oneway

Относительно релокации, мы предоставляем юридическую поддержку для сотрудников, переезжающих в страну, где расположен основной офис. К сожалению, в других юрисдикциях сотрудники сами решают вопросы легализации, но мы предлагаем гибкий подход к выплатам, чтобы облегчить финансовые аспекты переезда.

Alex Pozhar, CFO at Attico.io

Сейчас большая часть сотрудников все еще находится в Минске, часть – в Польше, часть – в Португалии. С точки зрения официального устройства мы помогаем тем, кто в Минске и Португалии: там есть офис, бухгалтер и так далее. В Польше устраиваем сотрудников через инкубатор «Твой Стартап». Мы заключили с ним договор, и теперь за определенную комиссию сотрудникам оказывают помощь во всех вопросах, связанных с легализацией. Все бытовые вопросы каждый решает самостоятельно. Вот, например, фронтенд сравнивала жизнь в Грузии и Польше.

Один из моментов, который я проговариваю со всеми ребятами, изъявившими желание переехать в новую страну, – это зарплата. У нас, в Республике Беларусь, все всегда было привязано к доллару. Несмотря на это мало кто понимает, что такое gross (зарплата до удержания налогов). А ведь именно этим понятием надо оперировать при пересчетах, связанных с налогообложением каждой конкретной страны. Вот тут рассказывал, как рассчитываются, например, зарплаты в Португалии.

Максим Бонцевич СЕО dev.family, команды foodtech & ecomm разработчиков

Поскольку у нас не было массовой централизованной релокации, сотрудники сами решали для себя, куда, как и когда они хотят переехать. А мы, со своей стороны, могли только дать несколько дополнительных выходных, чтобы человек мог добрать до нового места и устроиться там.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

Итак, мы выяснили, что разные агентства оказывают разную помощь в плане релокации. Поэтому работникам лучше заранее уточнить у руководства, будет ли помощь со стороны организации при переезде. Если нет, то к возможным форс-мажорам лучше готовиться самим и заранее.

Стоила ли вообще игра свеч – нужно ли было переезжать?

Как вы считаете, оправдалось ли ваше решение с переездом сотрудников за рубеж или это было профилактическое решение?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

У нас не было централизованной релокации. Каждый сотрудник сам решал для себя, остаться в России или перебраться в другую страну.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

У нас много сотрудников релоцировало, среди них были те, кто попадал под риск мобилизации. Когда началось СВО, мы помогали нашим сотрудникам переехать за границу. Следили за тем, как они доберутся и переживали. Если они не выходили на связь, мы могли не спать до утра. Кого-то даже буквально могли не пустить – рейс задерживался часов на шесть наверное.

Я всегда говорю, что в первую очередь уехал из-за своей гражданской позиции. Но это не означает, что мы не работаем с российскими компаниями. На подкасте с Анатолием Денисовым я говорил, что мы не работаем в России только с государственными заказами и компаниями, имеющими непосредственное отношение к СВО. У нас нет таких условий, что мы больше не работаем с клиентами из России.

Когда случилась мобилизация, мы сделали чат «Релоцедра». Сказали сотрудникам: вот, сделали чат, кто хочет переехать – пожалуйста, вступайте. Мы не можем сказать, мол, вы сто процентов уезжаете из России или вы у нас больше не работаете. Мы просто сказали: вступайте, будем обсуждать процесс вашей релокации.

Павел Вичев, CEO Cedro

Судя по всему, мало какие команды полностью уехали за рубеж – в основном агентства из России держат сотрудников и в стране, и за ее пределами.

А дает ли переезд за рубеж что-нибудь еще, кроме спасения от возможного участия в СВО?

Открылись ли для деятельности вашего агентства какие-то новые направления или горизонты в связи с переездом за рубеж?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

В апреле 2022 года, когда я улетел из России, задача была не просто приехать в Армению, чтобы зарегистрировать зарубежное юридическое лицо для агентства, а остаться жить.

С открытием компании и банковский счетов я справился где-то за первый месяц пребывания в Армении. Теперь у нас есть армянская компания, при этом российская тоже функционирует. Российская компания для русских клиентов, армянская – для клиентов из любых других стран, кроме Армении. У нас есть счета в долларах, в драмах, в евро, в рублях. Также у нас есть счет в USDT.

Также мы пользуемся IT-льготами, предоставленными Арменией. Если наша компания ведет внешнеэкономическую деятельность, то есть, не получает деньги от контрагентов из Армении, все налоги превращаются в нули. Если работать с контрагентами из Армении, то сразу прибавляется подоходный налог в 20 %. Сейчас у нас такие условия, что НДС – 0 %, налог на доходы – 0 %. Есть какие-то социальные взносы на сотрудников, но они небольшие.

Чтобы получить IT-льготы, нужно провести питчинг. Когда ты подаешь заявку на получение IT-льгот в Армении, к нужной дате тебя вызывают на ковер в Министерство высокотехнологической промышленности Армении. Ты приходишь туда, там сидит за круглым столом большое количество людей. Им нужно рассказать: почему вашей компании нужны льготы, чем она занимается. Мне повезло: к тому времени у нас уже был клиент в виде местного Delivery Club, Menu.am называется. Я просто сказал, что с ними работаю, они сразу такие: без проблем.

Павел Вичев, CEO Cedro

Перемены произошли и в случае с проектами: сейчас у нас около 20-30% зарубежных клиентов. Первые англоязычные проекты появились после 2022 года. Большая часть зарубежных компаний обращается к нам, потому что цены на крутых российских специалистов в сравнении с американскими и европейскими в разы дешевле. С российскими компаниями выгодно работать. На этой логике строятся наши партнерства.

В долгосрочной перспективе мы ориентируемся на global-рынки и стремимся к тому, чтобы работать полностью с англоязычными проектами. Это, конечно, сложнее и дороже. Проблемы в коммуникации связаны с тем, что требуется больше сил и времени: помимо основной работы, нужно еще заниматься переводом сайтов, презентаций и других материалов. Но это дело привычки, начинать всегда сложно.

Переезд агентства за рубеж помог нам начать мыслить глобально и работать с другими странами. У нас появляется все больше global-проектов, а также партнеры для совместной работы над клиентами в США и Израиле.

Очевидно, что работать лучше в нескольких странах, чем в одной. Особенно в той, где сейчас все нестабильно. Русскоязычных людей в мире около 300 миллионов, а англоязычных – больше миллиарда. Если хочется расти и развиваться, нужно двигаться в этом направлении.

Сергей Прусс, СЕО маркетингового агентства Serenity

Новые горизонты у нас открылись, но не из-за переезда сотрудников. Это было наше осознанное, зревшее не первый год решение. В рамках стратегии развития бизнеса мы выходим на новые рынки – США, Испания и ОАЭ. Сейчас активно развиваем это направление и наращиваем объемы продаж.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

Переезд явно сыграл в нашу пользу. Отсутствие тревоги за будущее придало сил и внесло новые идеи. Несмотря на психологические трудности в первые два года после релокации, все понимают, что это решение было оправданным.

Мы активнее работаем с регионом Германии, Австрии и Швейцарии. Появилась возможность свободного передвижения между клиентами и влияния на ЛПРов.

Alex Pozhar, CFO at Attico.io

Стало доступнее посещение профильных мероприятий. Мы с командой теперь спокойно катаемся по фудтех-ивентам, с которыми на территории СНГ было туго. Помимо этого произошло расширение сознания, как бы пафосно это не звучало. Теперь мир не ограничивается территорией РФ и РБ. Ты мыслишь глобальнее. Например, какие у людей могут быть проблемы в ресторанах в Ирландии? Как в Канаде выбирают продукты в магазине? Какие особенности в доставке на рынке в Турции?

Мы полностью выполнили цель, которую преследовали – безопасность компании в плане взаимодействия с клиентами и использования иностранных сервисов. Нас не «выкинули» с Clutch, Upwork и других листингов. Плюс мы можем получать оплату от зарубежных клиентов.

Доступ к потенциальным лидам упростился: все уже отошли от короны и офлайн стал востребованным. Мы можем встречаться с ними лично, а не в Zoom. Это сильно влияет на закрытие сделок.

Максим Бонцевич СЕО dev.family, команды foodtech & ecomm разработчиков

Фиксируем: выезд за рубеж расширяет сознание. Побочный эффект от этого – начинаешь задумываться о мировой экспансии, предпринимать в этом направлении активные шаги и находить зарубежных клиентов.

Так, и сколько, получается, зарубежных клиентов у релоцировавших агентств? Больше ли они платят? Какие перспективы видят компании в дальнейшем, в какую сторону они будут развиваться?

Есть ли у вас клиенты за рубежом? Как вы видите развитие вашей организации: оно ориентировано на отечественный или зарубежный рынок?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

Как бы это не звучало парадоксально и специфично, СВО подтолкнула нас на более решительные действия, нежели сидеть на стуле и думать, что мы можем покорить мир. Мы начали активнее пытаться всяческими путями выходить на западных клиентов: с помощью нетворкинга, какого-то маркетинга, увеличить свое присутствие на зарубежном рынке.

Мы всегда мыслили глобально: нам не интересно работать только на российском рынке и в нем вариться, нам интересно работать по миру. Есть примеры студий, которые стали раньше нас востребованными и известными за рубежом: например, Embacy. Они еще раньше работали по большей части с западом – мы всегда смотрели в ту же сторону.

На данный момент большая часть наших контрактов – это все еще российские компании, 70 % из России, 30 % – из-за рубежа. Тем не менее, мы существенно увеличили размер своего портфеля благодаря 2-3 % зарубежных компаний из наших текущих клиентов. Мы работаем с компаниями из Сербии, из Эмиратов. Это крупные холдинги, которые занимаются блокчейн-стартапами, блокчейн-технологиями. С момента нашей релокации мы очень сильно погрузились в мир крипты – в России это до сих пор как «Бабайка» какая-то. В Европе это все легально, все прекрасно: все понимают, как с этим жить и что с этим делать.

Опять-таки, среди наших клиентов много стартапов, у которых в основе идеи лежат блокчейн-технологии и Web 3.0. Например, мы сделали приложение для нео-банка, с которым можно привязать криптокошелек к обычной банковской карте. Благодаря приложению за криптовалюту можно покупать пончики в кофейне.

Еще у нас был интересный проект с клиентами из Армении – мы закончили сайт компании, которая занимается кибербезопасностью. Компания работает по всему миру, еще у них клиенты из США. Очень крутая компания, ребята подняли хорошие инвестиции. Как только мы начали с ними работать, они нам говорят: давайте платить криптой. Мы говорим: давайте. У нас большое количество доходов в крипте, чему мы не можем не радоваться.

И да, у нас появилось больше международных клиентов. Через некоторое время мы будем готовить обновление своего сайта. Там будут просто вагоны зарубежных кейсов: необанки, NFT-маркетплейсы и другие сайты, которые мы делали для европейских компаний, связанных с блокчейн-технологиями. Даже недавно, на Рейтинге Рунета, мы получили первое место в номинации «Лучший сайт на иностранном языке» за сайт Blockchain Family.

Павел Вичев, CEO Cedro

У нас появилось несколько стабильных клиентов за рубежом. Развитие организации направлено как внутрь России, так и наружу. Мы себя не ограничиваем. У нас отдельные команды занимаются российскими проектами, отдельные – зарубежными. Есть сотрудники, которые находятся в тех же странах, где и наши клиенты. Таких мы зачастую переводим в иностранное подразделение.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

В 2020 году, в период пандемии, команда Serenity начала работать удаленно. Тогда мы поняли, что это открывает много новых возможностей, поэтому до сих пор не вернулись в офис. Serenity – это команда, в которой объединилось более 150 человек. Уже больше 4 лет мы работаем на удаленке и делаем маркетинг для брендов из разных точек мира.

Сергей Прусс, СЕО маркетингового агентства Serenity

Зарубежные клиенты есть, их соотношение с отечественными 40% к 60%. На сегодня они приоритетные, потому что развитие бизнеса направлено на Запад. Но от отечественных клиентов мы не отказываемся. Просто не занимаемся больше биздевом на пространстве СНГ. Выбираем, с кем сотрудничать. Ведь поток лидов благодаря контент-маркетингу и сарафанному радио не прекращается.

Максим Бонцевич СЕО dev.family, команды foodtech & ecomm разработчиков

Выходит, что за рубежом клиенты зачастую платят больше и им даже выгоднее обращаться за услугами к российским digital-агентствам – их работа стоит дешевле, нежели у западных агентств. А еще за рубежом больше проектов, связанных с современными технологиями Web 3.0 и блокчейн. Там больше стартапов, у которых есть большие бюджеты.

А есть ли сейчас необходимость в вывозе сотрудников за рубеж, или пока все более-менее спокойно?

Вы до сих пор отправляете сотрудников жить за рубеж или эта надобность утихла после всплеска, вызванного началом СВО?

В белорусской повестке понятие «релокация» появилось на два года раньше, чем в российской. В 2020 году из-за политической обстановки IT-индустрия столкнулась с резким оттоком клиентов. Поэтому крупным компаниям срочно понадобилось увозить своих сотрудников зарубеж.

У нас небольшая студия веб и мобильной разработки на аутсорсе, нас 30 человек. Мы не занимаемся аутстаффингом. А продукты, которые мы создаем – некоммерческие. Обстановка в стране не повлияла в 2020 году на наши взаимоотношения с клиентами. Поэтому смена места жительства сотрудниками оставалась на их усмотрение и происходила только с точки зрения сохранения собственной безопасности. Мы никак не вовлекались в эти процессы и не препятствовали им.

Открытие второго офиса в Португалии произошло спустя 2 года после событий 2020 года. Одна из целей – обезопасить компанию и ее сотрудников от санкционных последствий.

Максим Бонцевич СЕО dev.family, команды foodtech & ecomm разработчиков

Продолжаются как процессы отъезда, так и возвращения. Ни тому, ни другому мы не препятствуем.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

У нас люди хаотично перемещаются по миру с февраля 2022 года. Только несколько оседлых осталось, включая меня (.. …. живет в Армении). Сейчас сотрудники Cedro работают в нескольких странах: это Армения, Венгрия, Швеция, Сербия, Грузия, Киргизия. Еще в Тайланде вроде были, ну и в России. Очень много в России все еще живет и как бы никуда не планирует особо уезжать. Мы сейчас активничаем в плане найма, сейчас я думаю нас под 40 человек уже.

Большая часть людей живет в России, тут осталось 70 %. Оставшиеся 30 % распределены по всему миру. Сложностей особо с этим не возникает, я бы даже сказал наоборот – открываются новые горизонты. Мы наконец-то начали нанимать сотрудников из-за рубежа – например, нанимаем разработчиков из Киргизии, Сербии, недавно собеседовали на позицию менеджера по продажам человека, который живет в Турции и человека, который живет в Дании.

В связи с этим у нас наоборот спал какой-то железный занавес, который живет в голове. У нас нет никакой географической привязки.

Павел Вичев, CEO Cedro

Выходит, что те компании, которые выехали за рубеж, потихоньку становятся транснациональными. Они не только открывают фирмы в других странах, но и нанимают сотрудников, которые могут быть иностранцами. Скорее всего, если общаться с соискателями со всего мира, а не только из России, подходящего специалиста может быть даже проще найти.

А нет ли желания у представителей агентств вернуться обратно в Россию? Что об этом думают они и их коллеги?

Может быть, какая-то часть ваших сотрудников уже вернулась обратно? Если да, то расскажите, что повлияло на решение о возвращении в Россию. А есть ли вероятность того, что придется снова ехать за границу?


                    Рассредоточенные по миру. Истории digital-агентств с релокантами

Есть такие люди: уезжали – возвращались, уезжали – возвращалсь из Армении. Это скорее связано с тем, что Ереван стал одним из самых дорогих городов мира. Из-за СВО в стране сильно поднялись цены на аренду недвижимости. В Армении прямо чудовищные цены на жилье. Даже с хорошей зарплатой снимать однушку за 1 000 $ – такое себе удовольствие.

Поэтому кто-то возвращался, кто-то поехал дальше. Посидел в Армении как во временном хабе, уехал в Батуми, где все подешевле и море близко. Еще можно в Турцию или Сербию.

Конечно люди возвращаются, но честно говоря, я статистику по этому поводу не веду. Что мы можем гарантировать независимо от передвижения наших сотрудников – они будут оставаться в Cedro и обучаться IT.

Возможно мы сами переберемся в Сербию – в Армении конечно вкусно, прекрасно, но нужно двигаться дальше.

Павел Вичев, CEO Cedro

У нас возвращения в Россию в планах нет. Так как по факту мы сделали свой первый шаг в сторону глобализации бизнеса, и в будущем у нас планы только по расширению.

Максим Бонцевич СЕО dev.family, команды foodtech & ecomm разработчиков

Клиенты у нас исключительно внутри Европейского союза. Пока возвращение не рассматривается, и нет сотрудников, вернувшихся назад. Все уехавшие сотрудники остаются на месте.

Alex Pozhar, CFO at Attico.io

Больше половины сотрудников, которые уехали, уже вернулись в Россию. Видимо, они почувствовали для себя снижение рисков мобилизации. А именно мобилизация была основным драйвером релокации. На их возвращение повлияли стандартные факторы: тоска по родине и падение курса рубля. Сохраняется вероятность, что придется снова ехать за границу: никто не знает, что будет дальше. Если люди почувствуют какую-то опасность для себя, они начнут уезжать. Мы к этому готовы.

Сергей Кожемякин, исполнительный директор AGIMA

Кстати, у нас отличные новости для всех, кто ориентируется на зарубежных заказчиков. Мы добавили новую категорию в конкурс Workspace Digital Awards – Лучший сайт на иностранном языке.

1.5K показов 222 открытия 2 репоста

Источник: vc.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.